Евгений Березняк: «В течение 20 лет после войны никто и не догадывался, что я бывший военный разведчик»

24/01/2012 | | 1 коментар

Євген Березняк

Евгений Степанович Березняк (25 февраля 1914, Екатеринослав) — ветеран Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, Герой Украины, полный кавалер ордена Богдана Хмельницкого, один из спасителей города Кракова. Автор 5 монографий, более 100 научных статей, кандидат педагогических наук, Заслуженный учитель УССР. Командир разведывательной группы, легендарный «майор Вихрь». Его перу принадлежат книги: «Я — «Голос», «Пароль — «Dum spiro…», «Операция «Голос», изданные на русском, украинском, польском, болгарском, узбекском языках общим тиражом около 2 миллионов экземпляров.

___________________

Главным слагаемым моего долголетия является труд. Я много думал над этим и посчитал, что мой трудовой стаж — 90 лет. Это не хвастовство. Ведь я начал трудиться в 5–6 лет и продолжаю это делать и теперь. Вторая составная — уважение и любовь к жизни. Человек, который не уважает жизнь, не может ей распорядиться, долго жить не будет.

Жизнь продлевает мне высокая оценка, которую я получил за мой труд, участие в Великой Отечественной войне, хотя это произошло с большим опозданием. Получив такое признание, такое количество наград и почетных званий я не имею права уходить.

Я очень люблю людей и человеческое общение — это моя стихия.

В операционной разведке трое из четырех, брошеных или дисантирующих в тыл, отправлялись на тот свет.

Мама умерла, когда ей было всего 30, от ангины. У нас с ней была неразрывная, особая любовь, которую не могу забыть до сих пор. Ее не стало на второй день Рождества. И уже сейчас, в свои 97 я всегда вспоминаю ее в этот день и горюю. Мама у меня была очень добрая, хорошая хозяйка и очень вкусно готовила. Я до сих пор помню ее борщ, ее плачинды.

Отец был самым правдивым человеком на свете, и меня учил правде. Мог сильно наказать за вранье, и легко прощал «тяжкие грехи», если я в них признавался.

Я никогда бы не был разведчиком, если бы не было войны. Война меня им сделала.

У меня был при себе автомат. Я его подымаю: “Хальт!” - кричу. И что есть сил: “Хенде хох!”. Немцы бросили оружие, подняли руки, и я обезоружил девять артилеристов.

Я долгое время был капитаном Михайловым, а для некоторых своих боевых товарищей и польских побратимов остаюсь им и теперь. Говорят, что не могут перестроиться. А майором я стал по прошествии 52-х лет после окончания войны, и совсем недавно — генерал-майором.

Все было: и женщины, и любовь, и хорошие дела, и не очень.

После фильма «Майор Вихрь» я получал ежедневно 300-400 писем, а в течении двух-трех недель я получил более семи тысяч писем. На них нужно было отвечать, особенно молодежи, это я знал как педагог. И честно пытался это делать, а потом пришел к мысли, что нужно написать книгу, которую могли бы сразу прочитать многие. И я это сделал. Назвал ее «Я — голос». А «Голос» — это было кодовое название нашей группы и моя кличка.

Настоящее мое имя, как ни странно, первыми узнали поляки через 20 лет после окончания войны. Первую награду за выполнение боевого задания в Кракове я получил не от нашего государства, а от польского правительства.

В течение 20 лет после войны никто и не догадывался, что я бывший военный разведчик, даже мой родной отец. Приятели и знакомые думали, что я был в партизанах.

Зимой мы спали на снегу, подстилая только парашутное полотно, но никакой ангины у меня больше не было.

Разведчиком меня сделала война, но моя основная профессия — педагог. В общей сложности я был разведчиком чуть больше года, педагогом — более 80 лет. Я сам учился у Сухомлинского, хотя он был моложе меня.

Учитель — это доверенное лицо общества, которому оно поручает самое дорогое и самое ценное — своих детей, свое будущее. Задача педагога — научить детей быть людьми на земле. И сегодня это актуально, как никогда.

Приказы нужно выполнять, безусловно, и безоговорочно. Но невежественным законам и приказам подчиняться не надо. И если наше общество приобретет такое качество, то оно станет совершенно другим. И самое главное — любите свою землю, берегите наше государство, без вашей любви его не будет.

В таборе НКВД морально мне было намного тяжелее, чем в гестаповской камере смертников.

Самым трагичным в моей жизни был эпизод, когда немцы обнаружили нашу радиостанцию на хуторе Санка. Радиостанцию стащили с чердака, вместе с Ольгой «Комар», она не успела снять наушники, не успела воспользоваться ни гранатой, ни пистолетом. Ее посадили на скамейку, которая ограждала мое убежище, я находился от нее на расстоянии 5-10 см… Допрос длился полтора часа. Если бы я шелохнулся, чихнул, если бы я повернулся, все было бы кончено.

В нашей разведке есть очень много умных профессионалов. Но есть и те, кто был принят туда по указке сверху и часто это очень недобросовестные люди. Я считаю очень непорядочным и бессовестным того человека, который сейчас занимает пост руководителя органов госбезопасности.

Украина не была второстепенной в Советском Союзе, она была на ведущем месте. Мы всегда занимали первенство по вопросам просвещения, у нас было свое министерство просвещения, министерство иностранных дел.

Официальные власти Польши перестали меня приглашать после прихода к власти Леха Валенсы. Недавно Первый канал варшавского телевидения закончил документальный фильм, который назван по моей книге «Пароль Dum Spiro». Часть его они снимали полгода тому назад у меня дома. Я спрашивал автора сценария и режиссера: зачем вы сейчас, спустя столько лет, делаете фильм о моей группе? Она отвечает: мы хотим на примере патриотизма воспитывать нашу молодежь.

Из личной памяти о деятельности УПА мне осталась история о том, как меня приговорили к казни.

Когда я в 1939 году приехал во Львов, то во Львове было три украинских школы: одна гимназия и две начальные школы. А еще было 14 еврейских и почти 80 польских. Я сделал все, что мог, чтобы через два года во Львове появилось около 80 украинских школ.

Кравчук публично рассказывал, как носил еду в лес для бойцов ОУН-УПА, а потом стал секретарем ЦК Компартии Украины по идеологии. Каким надо быть бессовестным человеком, чтобы это делать? Лучше уж признайся, что ты это делал и что ты предатель.

Когда я уходил на пенсию, Украина, по данным ЮНЕСКО, занимала 5-е место по уровню образования. А сейчас — 50-е. У нас по официальным данным 10 тыс. юношей и девушек, которые не пересекали порога школы. Я открыто говорю о развале армии, в том числе и СБУ, о том, что у власти сейчас нет профессионалов, нет настоящих политиков, много недоумков.

В моей жизни было множество моментов, когда от смерти меня отделяли секунды, сантиметры, миллиметры.

Також варто прочитати:

{ 1 коментар… читати далі, або прокоментувати }

Тарас 08/02/2012 о 11:23

Мій дальній родич по маминій лінії))) Крутий дядько))

Відповіcти

Залишити коментар