интервью Me And My Brother: “Пока у нас есть возможность , мы будем экспериментировать”

20/09/2011 | | 1 коментар

Me And My Brother

“Me And My Brother” – украинская группа, участники которой – Юра Коретнюк и Юля Сопкина. Все эпитеты, применимые к ним, так или иначе, ассоциируются с необычным, вызывающим, нестандартным и экспериментальным. За свое 5-летнее существование группа перенесла много трансформаций и изменений, но несмотря на них, конечный результат не может не радовать ухо. Участники фестивалей “I love Kiev” и “Z-Games Kazantip 2011”, одни из лучших молодых музыкантов по версии “New sound of Kiev” сегодня рассказали нам про свой путь в музыке.

___________________

- Как вам пришла в голову идея создать группу и откуда название «Me And My Brother»?

Эта идея родилась еще очень давно, в 2007 году, когда мы с моей одноклассницей и двоюродной сестрой  Юлей Сопкиной решили, что нам стоит заняться совместным творчеством, - тогда мы создали свой первый коллектив. Через некоторое время мы поняли, что у него нету перспективы и прекратили его существование. Немного позднее мы решили, что все-таки не можем без музыки: так появилась «Me And My Brother». Название, в свою очередь произошло из одной песни, в которой была эта фраза. Нам очень понравилось то, как она звучит, поэтому мы стали использовать ее для себя.

- Как бы ты охарактеризовал стиль своей музыки?

На самом деле это самая большая проблема, которая существует между нами, потому что мы сами не можем понять в каком направлении мы идем и какой стиль музыки мы используем. Все строится на том, что мы берем некоторые элементы из разных стилей музыки, которые являются более характерными и комбинируемыми между собой, в результате получаются определенные звуки и определенные треки, которые могут нести в себе как и некоторые зачатки drum’n’bass-a, так и некоторого hip-hop-a или треша. В последнее время мы все-таки склоняемся, что мы по своей структуре более близки с industrial-ом и synth-pop-ом, - находимся где-то между их пересечением.

- Ты планируешь дальше шлифовать и отрабатывать стиль, либо тебе нравится экспериментировать и придумывать постоянно что-то новое?

Пока у нас есть возможность экспериментировать, мы будем  экспериментировать. Когда мы поймем, что эксперименты приводят ни к чему, а только повторению, то нам придется шлифовать свои звуки и заниматься построением своего фирменного звучания.

- Я знаю, что состав «Me And My Brother» часто меняется.  Как  это влияет на  музыку и на саму группу?

Я достаточно тяжелый человек, - мне тяжело взаимодействовать с другими людьми. Когда ты работаешь в некотором направлении вместе со своим родственником, особенно, если вы близки и общаетесь с рождения, как в данном случае мы с Юлей, то, понятно, что наши характеры пересекаются. Два сложных человека, которые занимаются одним делом часто ссорятся и не могут найти общие точки зрения, поэтому, мы постоянно разрываем связи, а потом опять их объедениям, - только в общем союзе у нас рождается то, что мы хотим. Если говорить о других участниках, то их было не так много. Когда пришла Галя Руфус, мы стали использовать в музыке «Me And My Brother» больше струнных инструментов, а так же акцентировались на драмах, - раньше акцент ложился на басы. На данный момент, мы опять сотрудничаем с Юлей и мы пришли к тому, что нам хочется использовать в большей степени те звуки, которые характерны для транса.

1

Только в общем союзе у нас рождается то, что мы хотим

- Как рождается ваша музыка? Вы распределяете роли между собой или творите вместе?

Процесс идет абсолютно запроверено: я создаю определенную мелодию, тоже самое делает и Юля. Во время того, как пытаемся соединить между собой эти две параллели, мы нарезаем определенные  сэмплы, которые потом превращаются в лупы. В результате этого мы создаем некоторую библиотеку звуков, которую используем в одном или нескольких треках и на основе этого создаем свою музыку. Возможно из-за того, что процесс является заведомо запроверенным, у нас нет определенного стиля для каждого трека.

- Были у тебя моменты, когда тебе надоедала эта нестабильность в группе, эксперименты и поиск настолько, что был готов бросить все, над  чем работал?

Да, таких моментов было достаточно много и каждый раз они были связаны с разными вещами. Например, первый раз, когда мы решили прекратить существование Yurko Koretniuk Project у меня случился первый кризис, поскольку я понял, что так дальше двигаться нельзя и это очень плохо, что наше творчество ассоциируется только с постоянными пьянками, спонтанным сексом и другими вечеринками, на которых происходят разные плохие вещи. Около года мы ничего не делали. Потом создался новый коллектив, но прошел не очень удачный концерт в Кинопанораме и и я решил, что это все херня, мне не стоит заниматься музыкой и всякими экспериментами. Последний кризис был на Z-Games Kazantip 2011, когда мы очень поругались с Юлей и не общались около месяца. Возможно, сейчас тоже происходить кризис, который мешает нам записать наш новый EP, запись которого длится с мая.

- Каким ты представляешь себе своего слушателя?

Мне кажется, что нашу музыку слушают те, кто уже состоялся как в своем предпочтении музыкальном, так же и в своем мировоззрении. И если пару лет назад это были люди по 16-18, то сейчас это 21-25.

- Вы принимали участие в «I love Kiev» и «Z-Games», довольно таки громких событиях. Как вы попали туда?

Заявку на участие «Me And My Brother» в проекте «New sound of Kiev» отправила моя подруга Оксана. Потом как-то оказалось, что мы попали в ТОП-10 лучших групп. Я очень сильно негодовал по этому поводу, меня это раздражало, потому что я решил, что  больше не хочу заниматься музыкой. Но  как-то так получилось, что люди хорошо восприняли наше творчество и мы выступили на фестивале «I love Kiev». Если говорить про «Z-Games», то мы отправили сами туда заявку, а организаторы решили, что мы подходим под их формат и пригласили участвовать.

- На «I love Kiev» у вас были очень интересные костюмы, вы всегда в костюмах выступаете?

Нет, обычно мы выступаем в повседневной одежде, нет никаких специальных сценических образов. Параллельно с «I love Kiev» проходила фешн-стрит-ярмарка, в которой принимала участие моя хорошая подруга Анастасия Василишина и она предложила сшить для нас такие костюмы-мешки для выступления на фестивале.

- Как ты думаешь,  для какого времяпровождения подходит музыка «Me And My Brother»?

Она не подходит для разогрева, как например вышло на «Z-Games», ее нужно ставить в конце, для лаунжа. Большинство мнений людей, которые были на наших концертах, склоняются к тому, что наша музыка более лаунжевая, - под нее можно танцевать, пить и грустить.

2

Наша музыка более лаунжевая, - под нее можно танцевать, пить и грустить

- Расскажи про создание клипа «Cocaine». Он довольно-таки необычный и при первом просмотре у многих вызывает неоднозначную реакцию. Изначально присутствовала идея сотворить треш или все появилось в процессе?

Нет, такой идеи не было изначально. На протяжении месяца мы снимали психоделический клип совсем на другую тему, использовали профессиональный фотоаппарат Landmark III, задействовали очень много людей и ресурсов, но у нас ничего не получилось. Качество видеоматериалов было очень плохое, поэтому в полном порыве отчаяния мы решили, что нам нужно прикалываться и развлечься. Как-то под рукой оказался Mac, и мы решили сначала записать песню Зверева – Для тебя, но это как-то переросло в запись видеоклипа на песню «Cocaine».Это было абсолютно спонтанное решение, причем одежда выбиралась тут же из шкафчиков, которые стояли рядом, собака вбегала и выбегала, независимо от нашего желания.

- В ваших текстах часто звучат строчки про наркотики. Является ли это своеобразной агитацией употреблять их?

Если в нашей музыке звучат фразы о употреблении наркотиков и их действии, не стоит думать, что мы употребляем их.  Кроме того, «Me And My Brother» активные противники их употребления, распространения и изготовления.

- Что «Me And My Brother» готовит сейчас?

Сейчас мы дописываем наш последний ЕР, который будет доступен для широкого круга слушателей, под названием «Hurricane», но, к сожалению, это длится очень долго. Мы хотим очень хорошо вылизать звук, чтобы записи звучали отлично как в плеере, в машине, так и с помощью стерео-систем. Мы надеемся закончить его до 20 октября.

- Случались ли у вас конфузные ситуации во время выступлений?

Во время нашего самого первого выступления, которое проходило на вечеринке посвященной дню рождению Брайана Молко, у меня сгорел микрофон. Поэтому, нам ничего не оставалось делать, кроме как взять мегафон, который мы приготовили для одного из номеров и использовать его в качестве усилителя для вокала. На протяжении 50 минут я стоял и лежал и пел в этот рупор, представляя себе микрофон. До сегодняшнего дня это был самый худший концерт для нас с Юлей.

 

Також варто прочитати:

{ 1 коментар… читати далі, або прокоментувати }

adatoda 20/09/2011 о 15:38

даешь Hurricane!

Відповіcти

Залишити коментар