Мegapolis Witches: «Последний раз у нас это было в лесу»

07/10/2011 | | Прокоментуй!

Мegapolis Witches

Megapolis witches – молодая украинская рок-группа, основанная в 2009 году, в которую вошли 4 друга-музыканта. За время существования группы ребята успели выступить на многочисленных  сценах Киева и Донецка, выпустить первый епи и подготовить к релизу новый материал, который выйдет в конце октября нынешнего года, а также заслужить симпатию многих слушателей брит-рока среди столичной молодежи. К заслугам Megapolis witches можно отнести успешные проекты арт-бриджа, которые неоднокрадно проводились в столичных клубах, представляя своего рода симбиоз музыки и живописи.

___________________

- На каких сценах вы предпочитаете выступать: больших или маленьких, быть может формат openair?

Энтони: В лесу! Последний раз это было на Folga Fest . Friends Forever! 9 июля.

Дима: Там акустика классная

Энтони: Из-за влажности звук кристально чистый, лучшего звука в мире нет. Клубы это конечно хорошо, но на улице атмосфера совсем другая и люди по проще. Лес – это свобода, ничего тебя не смущает.

Дима: Ну не только лес, еще и подворотни (ред. - улыбается).

 - Как вы поддерживаете контакт с аудиторией: смотрите в глаза людям или в пол?

Кирил: Я на людей смотрю ( ред. - соло-гитарист смеется).

Энтони: На самом то деле не все так просто. Я люблю ловить взгляды людей, но если на каком-то протяжении времени публика холодная, пафосная, а такое бывает, тогда начинаешь  смотреть на ребят, мысленно обсуждая не получившиеся моменты или еще что-то. Такое отношение слушателей обижает, потому что ты стараешься, направляешь посылы, потеешь, переживаешь, а на их лицах написано «у меня маршрутка через 40 минут, ну быстрее, ну давай, ну хватит уже». А иногда смотришь на людей и заряжаешься их энергией, одним словом отрываешься от реальности.

- Как вы пытаетесь пробить аудиторию со своими метафорическими “7 fish” и “fallen comet(название песен группы), ведь английский язык не все знают, да и временами не всегда люди вслушиваются в слова.

Дима: Ну много кто поет на английском языке среди начинающих групп

Энтони: Мы не паримся по этому поводу, мы просто делаем свое дело – играем, а кто хочет понять наши тексты, тот поймет.

- Но почему социальные темы?

 Энтони: Наверное потому,  что наболело, музыкой мы отвечаем на некоторые вопросы общества или же сами их задаем обществу.

Дима: Так сложилось исторически, кто-то про смерть поет, кто то про панк или вообще ни о чем.

Энтони: Ну кто-то поет про свое место в социуме, вот мы не знаем свое место, даже не так, мы знаем где наше место, оно плавает. Это наверное потому что мы хотим играть разную музыку.

Кирилл: Наше место здесь ( ред. - кричит, притупывая ногой), полная свобода!

- Насколько ваше стремление к разнообразной музыке соответствует новому материалу?

Кирилл: Музыка будет разной! Это будет смесь чего-то злого и тяжелого

Дима: Она будет более агрессивная, и даже в смысле самих песен.

Кирилл: И плюс качества больше будет.

Энтони: Согласен с Кириллом: потому что первый епи мы записали через полгода совместной игры, это вообще было гениальное решение (ред. - все смеются),  по этому он получится сырой. У нас в новом материале больше электронной музыки, в начале и конце композиции. Попытались добавить моменты классического рока, больше нойза.

- Может тогда вы хотели показать через музыку свой юношеский нигилизм?

 Энтони:  Даже не нигилизм, но что-то в этом было, в самом решении выпустить первый епишник. Вот в новом епи больше уверенности, зрелости и злости.

1

Музыкой мы отвечаем на некоторые вопросы общества или же сами их задаем обществу

- Когда выходит ваш новый материал в свет?

 Энтони: Планировали в начале сентября, но не получилось, все хотим довести до совершенства.

Дима: Ну как всегда!

Энтони: Окончательно решили в октябре.

- Кто внес основную лепту в написания слов?

Кирилл: Я тексты не писал, я не виноват.

 - А бывает, что текст появляется именно после того, как прочитали какую-то книгу или посмотрели какой-то фильм?

Дима: Ну, мы не пишем конкретно текст.

Энтони: Конечно! Книгу прочитал и идея какая-то осталась, и вот оно появляется, посмотрел картины Сальвадора Дали и сразу миллион текстов, сразу! Потом мне говорят, что за бред? О чем это?

- Почему нестандартная структура текстов?

Энтони: Касательно рифмы там есть стандартные моменты, почему нет. А касательно структуры, Дима меня не любит. Мы когда впервые начинали, разобраться со структурой было очень трудно.  Мне просто хотелось что-то по-своему делать.

- Хотелось какого-то новшества?

Дима: Оно просто так получается. Там соло-куплет-припев–конец изначально, а потом получилось проигрыш-куплет-соло-конец.

Энтони: Мы просто раскладываем бумажки с припевом, куплетом, проигрышем. Отрезаем курице голову, она бегает, вот где упадет, то дальше и будет, такой кусок. А куриц у нас тырит Антон. Как раз в Днепропетровск на ферму поехал.

- Кто больше музыку писал?

- Мы все писали (ред. -прокричали хором).

Дима: Есть какие-то ритмы, и мы их обыгрываем.

Энтони: Я приношу сырую «глину» и мы её обрабатываем, как каменяры (вспомнилось со школьной программы). Порой музыка меняется очень сильно, порой остается прежней. Каждый усовершенствует свои партии. Потом все это играется в миксе, переделывается, половина выкидывается и получается более-менее хороший трек.

- А чаще всего появляются сначала музыка или текст?

Энтони: Это разные вещи, они живут по-разному.

Дима: 50/50. Нет, 60/40. Ну, в нашем случае, наверное, музыка.

 - Значит, вы больше делаете акцент на музыке, а не на тексте?

Энтони: Нет, мы акцент не делаем. Это просто процесс создания. Сидишь дома, играешь, хороший ритм. Потом ты едешь в метро, смотришь в окно, ударился головой об поручень и пару строчек сразу «оп-па»! Ну, текст он не первый появляется. Нет, ну может быть у Моррисона. Он писал ямбами определенный ритм, а музыканты под его ямбы и хореи создавали уже мелодию. Я не сильный поэт. Мы делаем музыку.

- Английский язык это окончательная ваша остановка в языковом плане?

 Дима: Я Антону предлагал спеть на молдаванском

Кирилл: Хотели вставить гавканье собак (улыбается).

Энтони: Ну еще будем экспериментировать, но точно не русский и украинский.

Кирилл: Китайский язык очень крутой

Энтони: А я вообще хочу в Японию поехать. там рыба и рис, я обожаю такое.

- Вот ты как-то делился впечатлениями, что сидел ночью в клубе и что то такое увидел, что примчавшись в Киев сразу стал записывать новый материал. Что так взбудоражило твою музу?

 Энтони: Я не помню (улыбается). Это скорее всего не клуб был, а когда мы отдыхали на пляже

1

Ты едешь в метро, смотришь в окно, ударился головой об поручень и пару строчек сразу «оп-па»!

 - Даже там вас не покидала мысль о музыке?

 Энтони:Ты постоянно о ней думаешь, слушаешь чужое в ушах, а думаешь о своей. Допустим увидел рабочего, и сразу «я хочу, что бы тема рабочего была в моей музыке; я хочу именно этот звук», услышал мощные аккорды «джи-джи» и думаешь, «я хочу вот такую гитару в своей композиции». Вот он (ред. - показывает на Кирилла) слушает Бабкина, а ты сидишь и думаешь, «я хочу Бабкина на запись, что бы он рядом стоял».

- Что у вас с будущими концертами, когда намечается?

 Энтони: 23 октября «Диван», Артбридж. Это окончательно число, а вот на счет артбриджа думаем, делать ли его.

- Вы собираетесь выходит из нынешнего уровня, группы которая играет в клубах?

Дима: Да, вот делаем запись и полный вперед.

Энтони: Мы чувствуем, что у нас есть реальные силы, неплохой по звуку материал.

Дима: Нашу музыку крутят в штатах, по-моему очень даже неплохо! В Лос-Анжелесе.

- Вы серьезно про Лос-Анжелес?

Энтони: Мы сами недавно узнали, это Интернет-радио, которое появилось на частотах в штатах, и мы там в ротации. Это конечно же дает силы, мы что-то делаем и надеемся на хороший результат.

- Что у вас в плеере интересного есть послушать?

 Кирилл: Наушники сломались (ред. - печально вздыхает).

Энтони: Foo Fighters, Nine Inch Nails, Dinosaur Jr., Radiohead

- У вас всегда была тяга к музыке, но вы все учитесь на каких-то технических или математических факультетах. Почему не консерватория?

Дима: Так у меня есть оконченная музыкальная школа.

Энтони: И у меня есть.

Кирилл: Музыкой начинаешь заниматься только в университете.

Энтони: Я занимался еще пением в хоре. Не церковным, прошу заметить! Мы часто выступали и в консерваториях, и филармониях, где только не были. Идешь – замечательные консерваторские скрипачи, вот видно, парень только с пар выбежал. Ну а толку? Попадет он в оркестр, видели мы оркестры, работали с ними. Чтобы там люди нормально зарабатывали? Нет. Заниматься сольной карьерой?..

Дима: Нет, ну дело даже не в деньгах. Ведь ничего своего не придумаешь, играешь по нотам…

Кирилл: У них музыкальные рамки.

Энтони: Вот мы играем неровно, нам нравится это, гитара у нас ужасно грязная и «скрипит». Люди с образованием так не делают. С консерватории люди играют без сбивок, у них все ровно.

Катерина Хотеева и Ольга Штец

фото - Олександры Швед

музика гурту можна послухати на ресурсах: мій пробіл та DMD

Також варто прочитати:

Залишити коментар